Текст и фото: Елизавета Шарова
Недетские сказки
28 сентября в Тольятти состоялась лекция Леонида Клейна — известного филолога и журналиста, автора и ведущего передач о литературе на радиостанции «Серебряный дождь». Тема выступления — «Пушкин и Чуковский: главные сказки нашего детства».
— Нет человека в России, который знает русский язык, ходил в детский сад и школу, но не знает сказок Александра Сергеевича Пушкина и Корнея Ивановича Чуковского.

— Сказки были написаны взрослыми людьми. Это продукт сознательного творчества.

— Мы не всегда задумываемся о смысле этих сказок, потому что в них все просто. На самом деле, там есть о чем поговорить. Пушкин пишет очень просто, но эта простота в некотором смысле выше, чем та сложность, которая была у Пушкина в начале его творчества.

— Перед нами не просто сказки, а описание и построение мира со своей проблематикой, созданного как бы на полях русской классики.

— Пушкин, который рисует по сравнению с Чуковским такую камерную картинку, и Чуковский, который рисует совершенно невероятный фонтан — на самом деле, все это взято из одного источника. Этот источник — бережное отношение к русскому слову.

— Вспомним «Сказку о мертвой царевне». Помните, мачеха царевны жила в таком перманентном формате «self»? Почему она в конце проиграла? Да потому, что все ресурсы тратила на самолюбование.

— У Чуковского нет локальных ситуаций, он не рассказывает случаи из жизни. Он каждый раз рассказывает, как устроен мир, как устроена жизнь.

— Чуковский — это немножко Андрей Белый, но наоборот. У него все может случиться, в том числе и крокодил может ходить по городу.

— О чем сказка «Мойдодыр»? Да о том, что если вы не умываетесь, то мир сходит с рельсов тотально.

— Литература живет в наших с вами интерпретациях. И мы каждый раз можем по-новому ее прочитывать.

— Мы имеем тексты, которые скрепляют нашу культуру, которые находятся с нами с детства и до самой старости. Это и есть русская культура, то, что нас воспитывает. Это и есть самые прекрасные, счастливые и многослойные форсы, которыми мы питаемся. В этом смысле мы — счастливые люди.

Made on
Tilda