Одним из заключающих спикеров в смене «МедиаВолна» стал специальный корреспондент «Россия 2» - Сергей Арсеничев. В День памяти и скорби на «iВолге» говорили о военной журналистике.

- Когда случилась война на Украине, возникла нехватка корреспондентов, и стали отправлять региональных. Я попал в Донецк, потом в Славянск. Мы снимали жизнь вокруг войны: как живут люди, что им приходится терпеть, как, к сожалению, они умирают.

- Нельзя сказать, что в этом городе (Донецк) все однозначно «наши». Притеснения были в том плане, что пытались спровоцировать на «суперматериал». Были попытки вызвать на территорию, где нет людей, чтобы нас взять, предъявить обвинения в незаконном присутствии на территории Украины.

- Критика в адрес России была, но в основном только общая по типу: «Когда же нас Россия заберет к себе, как Крым».

- Когда мы были в Донецке, где любой мог нас сдать, продать, связать, мы жили на квартирах, меняли жилье каждые 4 дня. А в Славянске, наоборот, было выгодно держаться вместе.

- У меня была сумочка маленькая с банальными необходимыми вещами и всё. Если кто-то через границу провозил камеры или что-то из аппаратуры, его сразу же разворачивали.

- Я думал, что пойду в медицину, но не пошел по одной простой причине: я ненавидел кровь. А здесь каждый день как в «медичке» – вокруг кровь, и от этого никуда не деться. Это очень тяжело...

- На войне по-другому относишься к времени. Раньше я делал планы на год, но там приходит осознание, что жизнь происходит здесь и сейчас. И через минуту все может измениться.

- В Сирии соблюдаются нормы международного права, с чьей бы стороны ни освещали конфликт. В Украине нам говорили даже не надевать амуницию. По сути, это для психологической защиты больше: бронежилеты на самом деле – фольга. Но надписи «PRESS» и «ТВ» на ней очень раздражают людей. Надписи закрывали, стирали, отрывали, потому что на нас вели охоту. В том числе, моя фотография была найдена в кармане у украинского снайпера.

- Чем хорош прямой эфир: из песни слов не выкинешь. Что сказал, то сказал. Это элемент творческой работы. На войне это очень помогает.

- Тяжело бывает с людьми, которые там живут. У них больше ничего нет, и ехать они никуда не хотят, потому что им некуда. Они начинают журналистов ассоциировать с ополченцами. На нас накидывались люди, потому что мы про них сняли сюжет.

- Какой мне смысл менять профессию, если мы, журналисты – обладатели всех профессий сразу. Эта работа даёт видение мира, которое не даёт никакая другая работа.

Текст: Александра Загайнова
Фото из архива Иволги2017, МедиаВолна

Made on
Tilda