«Меня спасли молитвы мамы»
Хайкину Зиновию Марковичу 92 года. Большую часть столь долгой жизни он посвятил музыке, будучи скрипачом-профессионалом. Однако в начале этой карьеры пришлось на несколько лет переквалифицироваться и освоить совсем иной инструмент — да еще какой ударный – пулемет!

«Увлечение музыкой пришло случайно. Это произошло в очереди на рынке. К маме подошел преподаватель музыки и предложил ей приобрести маленькую скрипку. В стоимость покупки входило месячное обучение игре на инструменте. Первым определили младшего брата, ему тогда семь лет было. Сходив два раза на занятия, он серьезно заболел. Тогда послали учиться меня», – рассказывает Зиновий Маркович.

Семья жила в Гомеле. Утро 22 июня Зиновий помнит хорошо. Он шел на вокзал, встречать Виктора – мужа совей двоюродной сестры. На обратном пути зашли в магазин, купить жене подарок. Когда уже собирались домой, из репродуктора объявили, что началась война. Виктор сразу уехал в часть. Он был летчиком.

В 16 лет Зиновий записался добровольцем в народное ополчение. Выполнял разные задания: патрулировал пригородные поля, тушил зажигательные бомбы. Немцы очень быстро приближались к городу. Началась эвакуация. «Мама уговаривала меня сдать винтовку и покинуть Гомель. Уезжали мы вчетвером: младший брат, 18-летняя сестра, мама и я. Отец остался оборонять город», – вспоминает ветеран.

Семья попала в город Кувандык Оренбургской области. Поселили их в доме у двух стариков, выделили комнату. А позже устроили в колхоз «Красный путь». Зиновий косил сено, пахал землю на быках, возил зерно.

В январе 1943 года парня призвали в армию. Попал он в Актюбинск, в пулеметно-пехотное училище. «Было тяжело. Очень. Пулемет весил больше меня. Порою недоедали. По двенадцать часов в день учились рыть окопы и стрелять. Спали на деревянных нарах», – с болью говорит Зиновий Маркович.

В июне парень попал в 39-ю Барвенковскую дивизию 8-й Гвардейской армии. Шли с боями по Дебальцево, Горловке, Макеевке. Тыловики часто отставали, так как двигались рывками. «Самый страшный бой был в Запорожье. Помню, пришло к нам в полк молодое пополнение. Мы даже обучить их толком не успели, как получили приказ атаковать. Потери были большие, а меня ранили в ногу. В медсанбате все возможное сделали и отправили на телеге в Саранск», – вспоминает мой собеседник.

Три месяца Зиновий лежал в госпитале. Помнит, что в одной палате размещали до 20 человек. Часто получал письма от матери. После выписки в январе 1944 года парня определили на 3-й Белорусский фронт, 265-й отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский полк и назначили командиром отделения разведки. Под Кенигсбергом вновь повредил ногу – повис на колючей проволоке. Так в госпитале и встретил победу. «Помню, лежим мы и вдруг слышим выстрелы. Подумали, что немцы открыли огонь. А это наши радовались», – с улыбкой говорит ветеран.

После госпиталя Зиновий попал в 47-ю истребительно-противотанковую бригаду. Началась война с Японией. Погрузили солдат в эшелон и повезли в Забайкалье. Зиновия перебрасывали с одного полка в другой. К счастью, ему не довелось участвовать в боях. Война закончилась быстро.

Демобилизовавшись, Зиновий уехал к родным в Куйбышев. Поступил в музыкальное училище и попал в класс Юлиана Абрамовича Судакова (ученик великого румынского скрипача Эрденко). После окончания обучения 35 лет проработал в филармонии. Играл со Спиваковым, Дударовой и многими другими выдающимися деятелями искусства страны. Уже пенсионером работал в училище культуры мастером по настройке музыкальных инструментов. Сейчас у ветерана 9 правнуков, которые очень его любят.

Как у любого ветерана, у Зиновия Марковича есть простая, но искренняя мечта – чтобы не было войны.

Текст: Алина Харисова
Фото: Ксения Якурнова

Made on
Tilda