Тот январь в Самаре
Авторский проект Марии Селезневой
В 2017 модно вспоминать события столетней давности, проводить параллели и бояться новых, уже современных метаморфоз в политической системе. Да, действительно, красиво в год двух русских революций ждать новую. Но что такое 1917 год? Кризисное для России время. Затянувшаяся война, экономические и политические противоречия привели к революциям и гражданской войне. Да, конечно, все так. И, вроде бы, известно, что в конце 1916 почти все политические партии и группировки объединились в оппозицию к монархии, но это официальная история. История верхов, о которой низы - простой провинциальный народ - на тот момент могли не знать, и более того, не задумываться.
Интересно, что одно из главных отражений эпохи — печатная периодика — тревоги не бьет. По крайней мере, на первый взгляд обывателя, все спокойно. Или только на первый взгляд? Разумеется, это стоило выяснить, поэтому мы взяли в руки периодическую печать за 1917 год, а чтобы было вдвойне интересней, остановились на самарской.

А вот какой видел жизнь самарский обыватель сто лет назад, помогли разобраться две ежедневные газеты: «Волжский день» и «Городской вестник». Нет, в 1917 Самара вовсе не была бедна на периодику. Если подсчитать то, что успели опубликовать в этом году только в Самаре, получится более 30 периодических изданий - и это сто лет назад. Но поскольку нас интересует январь и те газеты, которые все еще можно увидеть своими глазами, осталось две. Но какие! Держу пари, вы не знаете.


«Волжский день» - ежедневная четырехполосная газета кадетского направления, выходившая в Самаре с 1914 по 1917 год под редакцией Н. Д. Усова. В ноябре 1917 года, после публикации декрета советского правительства «Об упразднении печати», газета прекращает свое существование.
Впрочем, звоночек прозвенел еще за несколько дней до выхода декрета в свет. В самарской газете социалистов-революционеров «Земля и воля» от 4 ноября выходит статья под заголовком «Нужна провинции газета». Материал прислан не откуда - нибудь, а из Петрограда, и автор упорно настаивает на том, что газета «Волжский день» нежелательна.

«В Самарской Губернии, откуда я на днях приехал, имеет большое распространение «Волжский день», бывший до революции довольно прогрессивным и приличным органом, и вследствие этого завербовавший симпатию широких кругов местного населения. Первые дни войны удесятерили тираж газеты, а первые дни революции, когда газета первой откликнулась на события, вновь увеличили ее широкое распространение. И пока газета, движимая всеобщим подъемом, освещала события в духе интересов революции, все шло хорошо, но когда она увидела, что точка зрения кадетской партии не совпадает с ее, то сдала назад. В дни корниловского мятежа газета дошла до открытого потворства этому мятежу. Каждый номер «Волжского дня» сквозил стремлением оправдать действия Корнилова. Таких газет много на Руси, они есть в каждой губернии, тон им задают «Речь» и «Русское слово». Яд этого направления льется по всем углам огромной России. У нас на носу выборы в Учредительное собрание и у меня сердце перестает биться, когда я подумаю, что выборная компания будет в руках кадет. Этого надо бояться и это надо предотвратить». Разумеется, газета прекратила свое существование, но мы опять забегаем вперед.
«Городской вестник» - ежедневная четырехполосная вечерняя газета эсеровского направления, выходящая с 1907 по 1918 год. Это официальный орган Самарской городской думы, а значит, никакой сатиры вы здесь не увидите. Только сухая информация.
Глава 1
"Господа ликвидаторы"
А начинается 1917 для Самары вполне в духе российского государственного управления. В выпуске от 5 января на страницах «Волжского дня» выходит статья А. П. Раевского «Господа ликвидаторы», в которой автор с некоторой долей иронии сообщает самарцам о радостном в каком-то смысле событии.

«На днях состоялись два чрезвычайных заседания городской думы. Собраны они были для рассмотрения проекта городских доходов и расходов на 1916 год. Странно, конечно рассматривать проект сметы, когда год уже истек, все доходы получены, а расходы произведены. Но один раз можно извинить управе, время военное, и работой она, действительно, завалена по горло. К тому же произошло это с ведома и согласия думы, да и собирала управа деньги и расходовала их, как устанавливал закон и приказывала или одобряла дума. Для 1916 года рассмотрение этой сметы не играло никакой роли. Год уже минул и ему все равно. Но рассмотрение ее было все-таки нужно так как если смета на данный год не готова, то управа должна вести свою работу руководствуясь сметой года предыдущего».

Выходит, чтобы облегчить себе работу в нелегкое военное время, город мог утвердить бюджет на прошедший год, взяв за основу смету 1915 года, и спать спокойно. Но не тут-то было.

«Можно было принять смету, уже выполненную на практике целиком, и позаботиться, чтобы смета на 1917 год была подготовлена как можно скорее, чтобы явно ненормальный случай не имел повторения. Однако, нашлись господа гласные, которые решили воспользоваться случаем и разом покончить с некоторыми вопросами, стоящими им поперек горла. Уже с момента ухода Пермякова в отставку, в среде городских служащих прошел темный слух, что теперь пойдет ликвидация. Ликвидация Пермяковской работы».




Пермяков Сергей Ефремович
Сергей Ефремович - самарский городской глава, покинувший свой пост в ноябре 1916, на два года раньше срока. На его счету успешная борьба с эпидемией тифа в Самаре, положенное начало строительства важной железной дороги Самара—Каспийское море. Любимец горожан, он покинул свой пост, будучи затравлен. Уволился, не став вступать в конфликт. «В ответ на недостойную травлю, которую вот уже целых два года ведет кучка челышевцев». К этой «кучке» относились гласные Зубчанинов, Чуркин и Ященко. В прессе выходили статьи в защиту Пермякова, и как вы наверное уже догадываетесь, сейчас мы разбираем одну из них.
С. Е. Пермяков и М. Д. Челышев
Челышев Михаил Дмитриевич
Городской голова Самары с 1910-1912гг. Совмещал эту должность с членством в Государственной думе. За короткий срок, пытаясь расширить свои права за счет городской думы, вошёл в конфликт с большинством гласных и в 1912 оставил пост городского головы. С 1912 — почётный смотритель второго городского шестиклассного училища Самары. Решительный противник потребления спиртных напитков и винокурения, выступал на эту тему в Государственной думе с яркими речами, входил в состав думской противоалкогольной комиссии.
Выходит, что загвоздка заключается вовсе не в войне, а в противоречиях сторонников двух политиков. И вот, устранив главного конкурента, противники принялись за ликвидацию его установок.

«Пермяков поставил дело на правильную почву — создал самостоятельные отделы по различным отраслям городского хозяйства — контрольный, земельно-оброчный, статистический, народного образования и прочие. Когда Пермяков ушел, был поставлен вопрос, во имя чего так упорно добивалась известная группа гласных его устранения?»
«На последних заседаниях думы этот вопрос получил, наконец, определенный ответ. Сергея Ефремовича нужно было устранить,чтобы уничтожить все то хорошее, что он сделал, чтобы вернуть систему управления городским хозяйством к старым временам, когда царил хаос, кумовство и хищение, когда всякий троицкий лабазник шел в управу,как в свою лавку, и когда там перед ним гнули спину и подобострастно творили его волю.

Вот что захотели возродить, оказывается, те господа, которые требовали отставки Пермякова, которые выражали ему недоверие. И в последних заседаниях думы это проявилось с полной откровенностью, которую лишь под конец пытались затушевать господа ликвидаторы».
"Все прекрасно понимают, что дело не кончилось, а только началось. Теперь пойдет систематическая травля, которая будет все больше и больше мешать спокойной работе. Уже заявил официально о своем уходе главный городской контролер; держатся настойчивые слухи и о других отставках".
Возникает закономерный вопрос — при чем же тут смета? Суть в том, что, утвердив бюджет пятнадцатого года, придется оставлять и введенные Пермяковым самостоятельные отделы по различным отраслям городского хозяйства, которые боровшимся с ним были не нужны.

«Если утвердить смету на 1916 год, так ведь управа, опираясь на нее и в 1917 году, будет содержать статистический и контрольный отделы, а мы их, может быть, не желаем дальше иметь. Больше всего злобы, видимо, вызывал контроль. Зачем он? Без него лучше. Предлагалось упразднить злополучные отделы, конечно, «вовсе не навсегда» , а так, года на два три для соблюдения экономии. Но к счастью, компания господ ликвидаторов ни к чему не привела и смета в конце концов целиком и безо всяких изменений принята, и ни один отдел не был упразднен.

Но в управе настроение не улучшилось. Все прекрасно понимают, что дело не кончилось, а только началось. Теперь пойдет систематическая травля, которая будет все больше и больше мешать спокойной работе. Уже заявил официально о своем уходе главный городской контролер; держатся настойчивые слухи и о других отставках. И это понятно! Кто же будет служить, когда нет ни малейшей уверенности в завтрашнем дне, но можно устроиться в совершенно других условиях».

Смета 1916 (минутка стихотворения)
Смета 1916 года

«Целый год течет монета,

Тяготеет город к сплину...

К декабрю готова смета!

Что же это? Спустя лето — по малину?

Вновь расход, течет монета,

Уж на новую годину.

Утверждаться будет смета

Спустя лето, спустя зиму — по малину!»

("Волжский день". №2. 1917)

Но вопреки предсказаниям шутников и трудностям военного времени, городская управа поднатужилась и смета на наступивший год была готова уже в январе. Отдельные ее части публикуются ежедневно в «Городском вестнике».
Как мы видим, 1917 год уже в январе пообещал быть жарким, по крайней мере, для служащих Самарской городской управы. Оценивать пользу или вред хозяйственных отделов мы вряд ли компетентны. Однако в том же номере «Волжского дня» была опубликована информация, заставляющая усомниться в их действительной необходимости.

«На просьбу городской управы сообщить, какое количество в Самаре населения, губернский статистический отдел при губернском правлении официально сообщил: на первое января в Самаре числится 97 тысяч. Интересно знать, откуда такая осведомленность у отдела? По последней переписи в Самаре числится 208 тысяч населения, а с расквартированными войсковыми частями около 280 тысяч человек». Тут уже, действительно, задашься вопросом об экономической востребованности. Может быть, произошла опечатка, которую в дальнейшем культивировали, но, вполне возможно, что челышевцы в чем-то и правы.

Глава 2
Самара и война
Такая рубрика стабильно была почти в каждой газете, что понятно. Самара, как и вся остальная Россия, третий год существует в условиях Первой мировой: из губернии вывозят продовольствие, а взамен привозят беженцев и раненых. Вся экономическая, производственная и продовольственная политика работает с оглядкой на фронт. Но сама война в 1917 году уже стала некой «обывательщиной» для Самарцев, конечно и потому, что город находится в тылу. Пребывающие в немецком плену земляки присылают в город письма, получают от родственников посылки и, в целом, общение было достаточно обыденным. Сводки с фронтов публикуются каждый день, как и телеграммы от корреспондентов, находящихся за границей.
«Просим поместить в одном из номеров вашей многоуважаемой газеты поздравление с праздником Рождества Христова и наступающим Новым Годом всех родных, друзей и знакомых, от самарцев — Н. Кидимова, Н. Рукавичникова, К. Григорьева и Д. Невского, находящихся в действующей армии в Аккерманском пехотном полку. А так же привет всей Самаре — Маме». 15.12.1916 года.
("Волжский день". №3. 1917)

Аккерманский полк
225-ый Аккерманский полк входит в состав 64 пехотной дивизии Русской Императорской армии. С началом развала армии после февральских событий 1917-го внятная история полка как самостоятельной воинской части потеряется, хотя некоторые исследователи конец существования соединения относят к более позднему периоду. Ряд подразделений 255-го Аккерманского войдут в состав Румынского фронта с центром в Яссах. Он будет создан Временным правительством из четырех русских и двух румынских армий. С конца 1917-го монархически настроенные офицеры Румынского фронта регулярно начнут связываться с Доном, где начнется создание Белой армии. С декабря полковник Генштаба Михаил Дроздовский приступит к созданию добровольческого вооружённого формирования для борьбы против советской власти. Но это случится уже потом, почти через год, а пока полк героически сражается, несмотря на армейский беспорядок. (http://akkerman.ua)
«Всем родным и знакомым самарцам, шлем привет с фронта. Поздравляем с праздником Рождества Христова и наступившим Новым годом. Пусть этот Новый год будет последним для войны, и чтобы враг был побежден и позорно изгнан до одного, из нашей матушки-России. Да пошлет бог победу нашему русскому оружию и русским воинам, которые храбро защищают нашу родину и остаются славными героями. Пусть этот год даст нам счастье и радость встречи с дорогой родиной. А вам, дорогим самарцам, желаем радостно встретить и провести эти праздники и терпеливо дождаться своих дорогих воинов.

Кинбурцы: Королев Василий, Мандырченко Арсений, Котельников Александр, Романов Степан, Жданов Василий, Ершистов Федор, Рябов Михаил, Садохин Иван, Ковязин Петр, Клюшников Иван, Акимов Павел, Денисов Владимир, Санин Иван, Тетюшин Иван, Болобков Лука, Корешников Максим, Архипов Василий, Крашенников Владимир, Огурцов Илья, Хохлов Василий, Петров Сергей».
("Волжский день". №4. 1917)
Письма на родину приходят и также и от военнопленных, но, увы, не с поздравленими.

«Губернским комитетом земского союза получено письмо от военнопленного зауряд-чиновника Павла Ефимовича Хоменко, находящегося в плену в Германском лагере Lauban. Хоменко просит оказать ему поддержку присылкой съестного. Материальной поддержки он ни от кого не получает: осталась у него безо всяких средств жена с детьми».

Или вот, еще одно: «Отделением Красного Креста получено от жителя Гродненской губернии, ныне занятой неприятелем, Данила Николаевича Адреюка с просьбой о помощи. Адреюк просит прислать съестных припасов, сухарей и сахару. В германском плену он находится уже 18 месяцев, и ничего не получает ни от кого. О родных своих ничего не знает, так как они остались на занятой неприятелем местности. Проситель взят в плен тяжелораненым, к труду неспособным. Адрес его: Германия, город Альтдам, лагерь №1, 16 рота, военнопленный Даниил Николаевич Адреюк».
("Волжский день". №4. 1917)
«Уроженцы самарской губернии, находящиеся в плену в лагере Лангензельц в Германии, просят оказать им помощь присылкой съестных продуктов и учебников для средне-учебных заведений, для городских и начальных школ, руководство по сельскому хозяйству, скотоводству, пчеловодству и сельской кооперации».


Действительно, помимо продуктов, военнопленным пересылают книги, одежду и обувь. Существует даже целый свод правил, которым необходимо следовать, если хотите, чтобы ваша посылка дошла. ↓
  • «Книги должны быть новые, не бывшие в употреблении, разрезанными, без переплета, без всяких пометок, помарок, подчисток и вложений. Книги, написанные о войне, или по ее поводу не подлежат оправке.

  • Бандероль, отправленная по почте из внутренних губерний на имя определенного военнопленного, должна быть адресована в Петроград в книжный отдел с указанием по-немецки имени и адреса военнопленного. Книги должны быть вложены в матерчатую обложку, с одной стороны не зашитую, и не могут быть весом более 4.5 фунтов (точнее двух килограммов).

  • Пакет с книгами, приносимый отправителем в книжный отдел для отправления определенному военнопленному, должен быть вложен в матерчатую обложку, с одной стороны не зашитую, и не может быть весом более 4.5 фунтов (двух килограммов). На оболочке должны быть написаны по-немецки имя и адрес военнопленного.

  • Книги, направляемые в большом количестве в лагеря военнопленных, должны быть вложены в ящики весом каждый до 3 пудов с надписью на них по-немецки адреса лагеря. На каждый ящик должен быть составлен список книг в трех экземплярах, с указанием, от кого и куда направлен данный ящик.

  • Книги, не подлежащие отправке и не взятые обратно в течении месяца, передаются в распоряжение особого комитета помощи военнопленным.

Книжный отдел помещается на Николаевской улице, 55 (угол Боровой). Прием книг проводится ежедневно, кроме дней неприсутственных, от 11 часов утра до 3 часов дня».
("Волжский день". №4. 1917")
На начало января «В обшаровском лазарете на 600 коек занят пока только один барак на 80 коек, потому что отсутствует приток раненых». Но начальник самарского эвакуационного пункта полковник Нефедов все же просит губернатора о содействии по отводу земли для нужд сводных эвакуационных госпиталей № 94, 95, 96 и 125, на льготных условиях вблизи Самары, городом, уделом, земством и управлением имуществ». Проще говоря, полковник просит помочь в организации огорода, потому что с продуктами в городе плохо.
Самара активно поддерживает идею с организацией посадочных площадей и не только. Например, «В селе Ново-Спасском Самарской Губернии при участии министерства земледелия, отпускающего по 50 копеек на содержание курсантов в общежитии при школе, открыта практическая школа садоводства для увеченных воинов на 30 человек. Принимаются в школу только грамотные. Выпуск предполагается 20 декабря 1917 года. Самарское уездное земство получило предложение посылать в эту школу увеченных воинов».
("Волжский День". №4, 5)
Поскольку трудности с продовольствием достаточно ощутимы, поднимается вопрос об урезании пайка беженцам. Но те и так бедствуют, работоспособных среди них практически нет: одни старики, дети и женщины. Почти в каждом номере слышен вопль беженцев о помощи. «Поселенные в селе Кротовка самарского уезда беженцы обратились к губернатору с жалобами на тяжелое положение. Продовольственный паек выдается только на малолетних и то не всем одинаково, квартирный паек выдается так же не всем. Квартирные хозяева выгоняют их на улицу за неуплату денег за квартиры. Заработков абсолютно никаких нет. «Неужели, говорят беженцы в своих жалобах, среди людей, среди больших запасов хлеба, мы должны медленно и мучительно умирать от холода и голода».
("Волжский день". №5. 1917)

«Беженцы, поселившиеся в районе Алексеевской волости Самарского уезда в числе 60 семейств, обратились в уездный беженский комитет с жалобами на свое бедственное положение, создавшееся вследствие отсутствия заработков на местах и уменьшения нормы продовольственного пайка».

Надо сказать,что приглашать беженцев на работы все же пытаются, другое дело позволить себе принять предложения могут далеко не все. «Временным виленско-ковенским обывательским комитетом предприняты с широким масштабом работы на оборону, на которые срочно требуются несколько сот человек, причем отдается преимущество беженцам из ковенской и виленской губернии. Труд рабочих при бесплатном проезде туда и обратно, при полном квартирном и пищевом довольствии, оплачивается: мужчине 1.5 рубля в день, женщине и подростку 1 рубль. При сделанной работе, плата значительно повышается. Рабочие предназначаются в зимнее время к работам по заготовке дров, а летом к сельско- хозяйственным полевым. С предложениями обращаться по адресу город Воронеж, ул. Девицкая, дом 55, уполномоченному комитета Н. О. Керсновскому.» (Волжский день". №13. 1917)

Но как уже упоминалось выше, очень мало среди беженцев людей, которые могут вот так вот просто бросить семью и уехать. Женщины ходят за детьми и больными. Поэтому в январском закрытом совещании о положении беженцев было решено следующее: «Ввиду особо неблагоприятных условий, в которых находятся беженцы в самарской губернии, совещание считает необходимым ходатайствовать о выдаче квартирного пайка на всех без исключения беженцев, независимо от возраста и трудоспособности в течение года».
("Волжский день". №8. 1917)
Глава 3
Продовольственный механизм или еще не мертвые души
Надо сказать, что у коренных жителей проблем не меньше, чем у беженцев: население уже давно приобретает продукты по продовольственным карточкам.
Но и тут возникли проблемы...
Продолжение истории. "Мертвые души" ("Волжский день". №5. 1917)
Как на двоих? Заволновался я. У меня детей больше, чем волос на голове, прислуга...

Но барышня прервала список моего семейства.
- Из паспорта этого не видно!
Верно, в паспорте сказано только обо мне и моей жене. Но ведь, если бы в него записать всех детей, это будет паспорт тома на 4.
-Тогда принесите домовую книгу.

Через полчаса я пришел в училище с домовой книгой, но было уже поздно. На следующий день я снова прицепился к хвосту, торчащему из двери. Снова страдал, глядя на неподвижную очередь и чуть не примерз к водосточной трубе. Но в конце концов добрался до милой барышни.

-Две души? Спросила она.
Но видел бог, что каждый его ребенок имел свою собственную душу. Она открыла домовую книгу и удостоверилась, что я говорю правду.
- Дайте мне вашу сахарную карточку. Но карточки у меня не было, она лежала дома, ничего не подозревая. Я вернулся домой, взял карточку и снова воткнулся в очередь. А когда добрался во всеоружии до барышни, она третий раз просмотрев паспорт и второй домовую книгу сказала:
-Вы не из нашего участка. И отдала обратно все мои документы.

Я остался без книжки, но это не важно. Пусть я простою неделю в хвостах, но я буду знать, что двухсоттысячная армия приведений летит к себе домой и там хлопочет о сахаре.
Но придя домой, я застал приятеля, который выложил передо мной четыре перламутровые книжки на свое имя и сказал
— Видел?
Еще бы! А вышло все очень просто: приятель взял удостоверение из полиции и получил книжку. На паспорт получил вторую. И наконец, у него были две сахарные карточки: одна утерянная, а вторая в замен утерянной. На каждую из них он получил по книжке. Одна мертвая душа превратилась в три, а двухсоттысячная армия привидений, вместо того, чтобы исчезнуть, весело вьется над тучами и поет. Но бог с ними, с мертвыми душами. Пусть лакомятся.

Вот же, я должен дать совет, чтобы простояв пять-шесть часов в очереди, сразу получить свою перламутровую книжку.

Возьмите с собой паспорт, домовую книгу, сахарную карточку, аттестат с места службы, свидетельство о прививании оспы, свидетельство об исповеди, удостоверение о несудимости, билет о явке к исполнению воинской повинности и свидетельство о благонадежности. Если у вас есть ломбардные квитанции, страховой полис, права на торговлю, поминание, детские учебники, захватите и их. Может быть понадобятся. Затем, в доказательство того, что вы не симулируете, а действительно пьете чай, возьмите с собой самовар, самоварную трубу, чайную посуду и кучу углей.

С такими доказательствами в кармане с утра смело становитесь в очередь и будьте покойны, к вечеру у вас будет книжка.

«При выдачах получалось много недоразумений, так например огромное большинство населения, предъявляя паспорта, указывало на то, что в них не вписаны дети. Очень многие жители Самары, уроженцы города, и совсем не имеют паспортов. Вследствие этого гласным П.И. Малкиным подано городскому голове заявление о выдаче новых продовольственных книжек через домовладельцев во избежание сложных процедур их получения по новому распорядку. Однако и сам городской продовольственный отдел вовремя заметил невозможность строго держаться этого распорядка и разрешил раздавать книжки по удостоверениям домовладельцев, служащим по удостоверению учреждений и мест их службы, а тем, кто не может получить таких удостоверений, по старым сахарным карточкам».


И тут БАМ, реформа топит сама себя, поскольку, разрешается получать книжку по любому документу. Количество официально появившихся мертвых душ с этого момента счету поддается плохо. Провал продовольственной политики городские власти официально признали уже в первой половине января.
«Члены продовольственной комиссии продовольственного отдела при городской управе признали крах новой системы выдачи продуктов населению с помощью продовольственных книжек. Сыграла роль в этой неудаче поспешность, о последствиях никто не думал. Никто не предусмотрел самое главное- огромное количество беспаспортного беженского элемента, самарских жителей, не имеющих паспортов, и детей, не вписанных в паспорта родителей. Не предусмотрено было так же и то, что отметок в паспорте делать никаких нельзя».
("Волжский день". №8. 1917)
Полицейские меры (минутка стихотворения)
Продовольственный отдел
Очумел от бездны дел,
Чтобы как - нибудь излишки
Не попали алчным ртам,
Продовольственные книжки
Стал давать по паспортам.
– Сахар, масло, рыба, мыло...
Паспорт, паспорт - в нем вся сила,
Паспорт требовать я рад,
Ради формы, у ребят!».
Мужики от злости скачут,
Не жалея крепких слов,
А ребята, бабы плачут,
Не имея паспортов!
– Сахар, масло, рыба, мыло...
Паспорт, паспорт – в нем вся сила!».
Продовольственный отдел,
Ты, мой милый, обалдел!

И, казалось бы, для населения все хорошо, пусть власть выкручивается, но не тут то было. Купить качественный продукт сможет не каждый, его нужно еще найти: то масло порченное, то картошка мороженная, то «парные» бычьи хвосты. Да и дрова в цене дошли до 30 руб. за сажень. А норма в талоне указана такая, которую далеко не все могут купить. А вот сколько взял, не важно, отдавай талон, он использован. Не удивительно, что в такой обстановке появлялись мошенники, наживающиеся на потребностях людей.

«Санитарным врачом Я. Г. Бибером в колбасной "Косек" на углу Соборной и Предтечестенской улиц обнаружена недоброкачественная колбаса. По исследованию в городской лаборатории, колбаса оказалась ноздреватой, с большими пустотами, с желтым недоброкачественным жиром и с противным запахом разложения. Далее лаборатория определила резкую реакцию, свидетельствующую о содержании картофельной муки и солей сернистой кислоты, которая применима в данном случае как консервирующее вещество для предохранения колбасы от порчи. Между тем, сернистая кислота (соединение свободной серы с калием, кальцием и другими металлами) вызывает легкое пищевое отравление организма. Колбаса отправлена в полицию, а на владельца колбасной составлен протокол».
("Волжский день". №15. 1917)
«Местная мясоторговка Е. М. Климова, неоднократно подвергавшаяся штрафам за отказ продавать мясо по установленной цене, в последний раз была приговорена без смены штрафом к двухнедельному аресту. Но ввиду предоставления ею исчерпывающих документов своего болезненного состояния, личное задержание заменено штрафом в 3 тысячи рублей».

«Я уже давно не ел свежего мяса. Придешь в лавку, взглянешь, а на прилавке лежат такие куски,что сразу аппетит пропадет: синие, костлявые, жесткие. Начнете говорить лавочнику, что это дрянь, он вас разубедит:
  • Парное-с! Первый сорт.
Я не люблю «парные» бычьи хвосты, хотя бы они и были первого сорта. Тем более, что парное мясо продают теперь в мороженом виде. Мне до того хочется хорошего, свежего мяса, что оно даже во сне снится. Конечно, похрустеть наяву было бы приятнее, но в наше время приходится радоваться, если и во сне видишь котлету»...
( Зуда, "Прозрачная дама", "Волжский день". №8. 1917)


Традиционно газеты информируют население о любых изменениях в продуктовой политике:

«Городским продовольственным отделом получено мыло в количестве 2000 пудов по 13 руб 20 копеек за пуд. Мыло будет продаваться управой населению их городских лавок. Кроме этого куплено 300 пудов рыбы (судак и сазан) по 18 рублей за пуд».

«Благодаря стараниям уполномоченного по продовольствию Самары, городским продовольственным отделом получено 5 вагонов соли по 360 рублей за вагон и на этих днях будет отпускаться населению из городских лавок».

«С 23 января отпуск молока из молочных лавок и на базарах стал производиться по 1.40-1.50 руб. за четверть. Торговцы говорят, что к масленице стоимость четверти поднимется до двух рублей».

«Опять наблюдается воздорожание дров. Дрова в настоящее время доходят до 30 рублей за сажень».

«Подсолнечного масла в городских лавках пока в продаже нет, между тем спрос на него очень большой».
("Волжский день". №3. 1917)


О стоимости денег
Средняя зарплата рабочего по России составляла 37.5 рублей. Умножим эту сумму на 1282,29 (отношение курса царского рубля к современному) и получим сумму в 48085 тысяч рублей на современный пересчет. (http://www.zrd.spb.ru/news/2013-01/news-0287.htm)
«В настоящее время ввиду сильного подорожания продуктов, в городских столовых цены на обеды пришлось повысить. В столовой №1 на Воскресенской площади порция кушанья 25 копеек, чай 8 копеек. В столовой №2 на Троицкой площади в народной половине кушанье 25 копеек порция, чай 8 копеек, в чистой половине 30 копеек порция, чай 10 копеек, калач 9 копеек за фунт, черный хлеб 6 копеек. В течении дня в столовых отпускается около 100 платных обедов и до 800 чайных порций. Пока замечено, что обеды делают убыток, а продажа чая приносит прибыль».
("Волжский день". №15. 1917)
Ну вот прямо "денег нет, но вы держитесь", или что-то из этой оперы. Хотя, в начале января, а точнее третьего числа, «Волжский день» опубликовал постановление санитарного попечительства:
«Для удешевления продуктов первой необходимости и для снабжения бедного люда постановлено: просить городское самоуправление об увеличение городских лавок».
Глава 4
Высочайшие новости
В январе Самара обсуждает две новости, пришедшие из Петрограда, — телеграмму императора и мемуары вице-губернатора. События нешуточные даже по современным меркам, почти первополосные, но обо всем по порядку.
В воскресном номере от 15 января «Волжский день» удивляет самарцев тем, что в город пришла Высочайшая телеграмма от императора Николая. Ну, точнее говоря, адресована она была не всей Самаре, а только предводителю губернского дворянства А. Н. Шалашникову. И тут, на фоне всех происходящих событий, действительно вспоминаешь о существовании в городе дворянского собрания. Оказывается, что это активная политическая ячейка. И вот после очередного собрания участники составили и отправили телеграмму в поддержку государя, приурочив ее к именинам великой княжны Татьяны, которые должны были состояться 12 января.

«Дворяне Самарской губернии, собравшись на 23 очередное дворянское собрание, вознеся горячие молитвы перед Престолом Всевышнего о ниспослании вам, Всемилостивый Государь, и всему Августейшему Семейству Вашему, вождю геройской русской армии, полной побед над врагом, повергают к стопам Вашего Величества верноподданническое чувство неизменной беспредельной преданности и горячей любви и всеподданьшее поздравление с днем Тезоименитства Ее императорского Высочества Великой Княжны Татьяны Николаевны. Верьте, Государь, что и ныне в тяжелое переживаемое время мы всегда готовы быть верным оплотом Престола и не пощадим своих сил стоять за Царя и Отечество».

Это происходит в январе, а в феврале уже произойдет буржуазная революция, но ее еще нужно дождаться. Тем временем, Самара получает ответ императора следующего содержания:
«Сердечно благодарю самарское дворянство за его молитвы, поздравление с днем Тезоименитства Великой Княжны и выражения чувства верноподданической преданности, которым искренне верю». НИКОЛАЙ
Николай II
Император
Вообще дворяне Самарской губернии, как и остальные политические силы, готовятся к грядущим выборам 1917 года. В том же воскресном номере публикуется отчет о дворянских кандидатах. Из материала мы знаем, что «предводителем по самарскому уезду в кандидаты никто не пожелал баллотироваться и все решительно отказались». Зато остальные участки укомплектованы в полной мере. Чем же так у нас невесело?
"Губернатор"
«Под таким заголовком в «Речи» помещена статья, передающая кратко содержание только что вышедшей в Петрограде книги бывшего самарского вице-губернатора И. Ф. Кошко «Воспоминания губернатора». Самара обсуждает мемуары, о которых опять же сообщил «Волжский день» от 10 января.
«Он вспоминает свою службу при Столыпине сначала вице-губернатором в Самаре, потом губернатором в Пензе. Воспоминания обрываются 1909 годом, когда Кошко вышел на короткое время в отставку. Для истории «опальной власти», боровшейся с революцией, новая книга представляет значительный интерес. Перед нами проходит картина деятельности «опального губернатора», по достоинству оценена таким опытным администратором, как Столыпин.

То, что Столыпин высоко ценил Кошко, видно из того, что в должности вице-губернатора автор воспоминаний пробыл всего 7.5 месяцев и был назначен в Пензу, на место только что убитого губернатора Александровского. Пост крайне ответственный, так как в Пензенской губернии революционная смута длилась очень долго и совершенно нарушала нормальное течение жизни.

Когда Кошко, обидевшись на министра, вышел в отставку(осенью 1909 года), а затем, одумавшись, попросился на службу, между ним и тогдашним директором департамента общих дел Арбузовым произошел следующий разговор:
  • Министр поручил мне передать, что хотя он был глубоко возмущен вашей отставкой, но считая, что вы оправдаете доверие, вновь предоставить вам место. Что вы на это скажете?
Я с волнением слушал эти слова. Несколько успокоившись я просто ответил:
  • Приму такое предложение с благодарностью (с. 228)
Надо сказать правду, что Кошко служил не за страх, а за совесть, что губернаторство было для него не просто должностью, а священной службой, ступенью к высокой среде, о которой он мечтал с детства.

До 47 лет мечты о высокой среде оставались только мечтами. И вот, в Самару приходит шифрованная телеграмма, с предложением занять пост пензенского губернатора. И мечты принимают осязаемые формы. Когда самарский губернатор Якунин поздравил своего вице-губернатора с производством в действительные статские советники, И. Ф. Кошко не счел нужным скрывать своей радости».

    «Мне было все-таки приятно стать настоящим превосходительством, а не маргариновым. Кроме того, должен признаться, тешило право носить пальто на красной, генеральской подкладке, которой я не замедлил сейчас же обзавестись. Мы русские, считаем почему-то стыдным признаться, что нас радуют ордена, громкие титулы, красивая форма. Тем не менее мы ими дорожим не менее других народов».
    «Может быть, у Кошко служебное самолюбие чуть-чуть превышало обычную норму, благодаря чему он иногда горячился во вред своей карьере. Из-за самолюбия он бросил пост пензенского губернатора, чем вызвал возмущение Столыпина, из-за самолюбия он чуть-чуть не покинул службы, будучи еще самарским вице-губернатором.

    Дело произошло так. После убийства И. Л. Блока, тогдашнего самарского губернатора, И. Ф. Кошко пришлось управлять губернией. Время было очень тяжелое, жизни руководителя грозила ежеминутная опасность, но со своей задачей он справился хорошо. Естественно, мечты о губернаторстве не могли не приходить в голову. Но он отгонял от себя эти мечты. Однако, все равно, Кошко очень болезненно почувствовал перемену в своем положении. «До назначения Якунина я был настоящим хозяином губернии, решавшим все вопросы... Теперь же мои распоряжения стали менее авторитетны и исполняются полу-нехотя. Конечно, ощущать такую перемену для самолюбия человека крайне неприятно и даже мучительно».

    Следует пояснить, что Владимир Васильевич Якунин — стал новым самарским губернатором после убитого Ивана Львовича Блока, но месяц между смертью одного и назначением другого Ифан Францевич, можно сказать, исполнял обязанности губернатора. И наступившие изменения его не порадовали.
    «Начались недоразумения, сплетни. Якунин стал видеть во мне врага, готового устроить ему всякую пакость. Я был уверен, что губернатор доносит об этих трениях в министерство, что должно было серьезно навредить вице-губернатору». Хотел все бросить, но потерпел и получил место губернатора в Пензе».
    Кошко хотел все бросить, но потерпел и получил место губернатора в Пензе.
    А вот что было дальше вы можете прочитать либо в номере «Волжского дня» за №7. 1917 года, либо купить саму книгу.

    Стоит заметить, что цена одного экземпляра «Воспоминаний губернатора» 1916 года издания, в полукожаном индивидуальном переплете, стилизованном под переплет эпохи, с золотым тиснением по крышкам и корешку. С трехсторонним крапленым обрезом и следами инвентарного номера штемпельной краской на титульном листе, стоит всего то сто тысяч рублей.

    Ну да хватит об этом, окунулись в сладкий туман жизни верхов, но от них, пожалуй пора уходить и вернуться к низам.

    Глава 5
    Губернское образование
    Вопрос об образовании в Самарской губернии стоит не на последнем месте. Газеты ищут корреспондентов только с хорошим знанием английского языка и умением работать за пишущей машиной, всем организациям требуются только опытные счетоводы, конторщики, делопроизводители, повара. И если только из газет мы уже можем узнать, какие учебные заведения и курсы функционируют в городе, это говорит об уровне и востребованности образования.
    И пусть университета в городе еще нет, но уже активно ведутся работы по организации его и ветеринарного института. Пока городские управы России только утверждают ходатайство Самары об устройстве в ней университета. И, что важно, город ежедневно получает положительные ответы на свое ходатайство.

    «Троицкая городская управа сообщает Самарской, что постановление Троицкой думы о поддержании ходатайства Самарской думы об открытии университета в Самаре утверждено оренбургским губернатором».

    «Ставропольская управа тоже извещает Самарскую, что думой принят доклад управы о поддержании ходатайства Самарского городского управления по вопросу о университете и ветеринарном институте».

    «Бирская городская управа сообщает Самарской, что Бирская дума постановила присоединиться к ходатайству самарской об учреждении университета в Самаре. Но в виду обременения города долгами, воздерживаться от ассигнования определенной суммы».

    «Бугульминское 52-ое очередное уездное земское собрание высказалось в поддержку ходатайства об открытии в Самаре университета».
    Краткая справка
    Уже в августе 1918 года Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания, а проще говоря «КОМУЧ», издаст приказ №216 об открытии Самарского государственного университета с предоставлением права открывать и факультеты, и отделения. А пока с 1914 года существует политехнический институт. И большое количество других платных и бесплатных образовательных площадок.
    • «Бесплатные круглогодичные курсы бухгалтерии с последующим трудоустройством курсистов, Улица Льва Толстого, дом Михайлова».
    • «Школа шоферов - механиков для интеллигентов с общими и индивидуальными занятиями и скидкой беженцам и раненым, правда, функционирующая в Петрограде».
    • «Кооперативные курсы для инвалидов, организованные отделом помощи изувеченным воинам при комитете союза городов и земской кассы мелкого кредита».
    • «Государственные курсы черчения и рисования с приемом на 1 и 2 семестр».
    • «Музыкальное училище Самарского отделения Императорского общества, принимает учащихся по музыкальным и научным предметам под руководством директора музыкального училища Я. Карклина».

    • «Самарские политехнические курсы инженера Ф.Ф. Овчинникова с отделениями: строительным, электро-механическим, землемерным, гидротехническим, и чертежными курсами со школой десятников. На телеграфных же курсах ускоренной шестимесячной подготовки для технической деятельности в рядах армии, в составе 154 слушателей, обучаются 3, 4, 5 и 6 технические группы. 3 группа в составе 24 слушателей заканчивает занятия 15 января и поступает в распоряжение военных властей в 1-й запасной телеграфный батальон, где уже находятся на службе окончившие 1 и 2 группы 36 человек. 4 группа в составе 20 человек оканчивает курс 15 марта. С первого марта приступит к занятиям 7 группа, в которую уже записались 25 человек. Для ускоренной подготовки специалистов по телеграфной и телефонной части для нужд армии на телеграфных курсах оборудована учебная телеграфная станция. В самом непродолжительном времени на телеграфных курсах предполагается ввести обучение военному строю, о чем заведующим курсами было сделано официальное заявление. Стоимость — 50 рублей семестр. Занятия начинаются с седьмого января».
    «Ввиду предстоящей эвакуации, по постановлению совета новороссийского университета, медицинского факультета из Одессы, совет университета просит самарское городское управление срочно ответить, может ли Самара предоставить свои больницы под клиники, а реальное училище под аудиторию?» Затем следует приписка после подписи: «Торопитесь с ответом, враг близко».
    Вообще, мало кто знает, что в январе 1917 года Самара уже готовилась стать площадкой для медицинского факультета Новороссийского университета. В начале месяца «городской управой была получена открытка с почтовым штемпелем «Одесса» за подписью «декан медицинского университета», о чем сообщает «Волжский день» от 3 января.

    «Подпись написана неразборчиво. Текст открытки следующий: «Ввиду предстоящей эвакуации, по постановлению совета новороссийского университета, медицинского факультета из Одессы, совет университета просит самарское городское управление срочно ответить, может ли Самара предоставить свои больницы под клиники, а реальное училище под аудиторию?» Затем следует приписка после подписи: «Торопитесь с ответом, враг близко».

    Ввиду получения такого страшного сообщения управа запросила новороссийский университет срочной телеграммой, состоялось ли такое постановление. Однако, считаясь с важностью событий, управа созвала экстренное собрание училищной комиссии. Постановление комиссии на днях будет вынесено на экстренное заседание думы.

    В состоявшемся вчера заседании училищной комиссии к извещению об эвакуации университета отнеслись скептически. Сомнение у членов комиссии вызвало то, что такое важное извещение написано на открытке, а не прислано в закрытом письме. Кроме того, было высказано и то, что в Царицыно, который так-же получал письмо с таким же ходатайством, за подписью «ректора новороссийского университета», однако на запрос, сделанный городом, получился ответ, что совет университета такого постановления не делал. Комиссия постановила оставить вопрос открытым вплоть до получения ответа на телеграфный запрос городской управы».
    Но все равно город готовил помещения под эвакуацию университета. Однако, через несколько недель, из Новороссии пришел ответ о том, что новость оказалось "фейковой". Конечно, к счастью для Одесского университета.
    Глава 6
    Медицина в Самаре
    Несмотря на отсутствие в Самаре медицинского факультета, с врачебной помощью проблем нет. На трехсоттысячный город - 12 медицинских участков, на которых работают думские врачи, находятся по всей Самаре от Казанской, до Соборной улиц. Так же действуют 5 участков с санитарными врачами. Записаться на прием можно, в том числе, и по телефону.
    «Прививки от оспы город делает бесплатно. Привиться можно с двух до четырех часов ежедневно, кроме праздников, в городской амбулатории на углу Садовой и Почтовой в доме Мецлера». Прием заразных больных осуществляется городом бесплатно. Об этом каждый день информирует 4 полоса «Городского вестника»
    Санитарные врачи:
     1-го участка Шелухин П.В., угол Предтеченской и Воскресенской №19 — 105, квартира 7.
     2-го участка Ганнушкин А. С, Троицкая 165, квартира 3
     3-го П.И. Разумовский, Николаевская 148
     4-го Н. М. Модестов, Николаевская, дом Малкина, №7-13
     5-го Л.И. Гурин, Соборная 105

    Думские врачи:
     1-го участка И. И. Нечаев, Казанская, дом 54
     2-го И.Г. Заммель, Саратовская 120 кв.3
     3-го В.П. Пырков, Успенская, дом 53
     4-го А.Г. Акимова, Казанская 109, соборный дом
     5-го Л.А. Воскресенская, Дворянская, 125 гимназия Хардиной
     6-го А.Я. Миронова, Александровская 53, кв.5
     7-го И.А.Ошрин, Панская 64
     8-го А. Е. Белгородский, Садовая 158
     9-го П.М. Тулайков, Александровская дом Челышева, кв.18
     10-го А.Д. Лобанова, Успенская 38/40
     11-го М.А. Клячкин, Льва Толстого, дом 50
     12-го А.Л. Барабанщиков, Соборная, дом 67
    Locally grown grape is cheap and very juicy
    Нужно сказать, что беженцы привезли с собой огромное количество болезней, и теперь в губернии бушуют тиф, холера, оспа, рожа, скарлатина, дизентерия.

    «В целях борьбы с инфекционными заболеваниями планируются постройка бань и стационара на 30 заразных коек в Бузулуке, 25 в Бугульме и в Балаково ручной прачечной с дезинфекционной камерой».

    Что касается врачей, ведущих частную практику, то их оказывается просто огромное количество. Газеты пестрят объявлениями о зубоврачебных кабинетах, предоставляющих услуги по удалению, пломбированию и установке новых зубов. Акушерок-фельдшериц в городе, так же, более чем достаточно. Но, впрочем, посмотрите сами.
    • «Доктор медицины М. П. Михайлов переехал на Дворянскую, дом Головкиной №105. Прием больных по внутренним болям ежедневно (кроме воскресения) от 4 до 6,5 часов по полудни».

    • «Доктор М. Г. Сердюков, врач Московского гинекологического института профессора Снегирева, специальность - женская боль и акушерство. Переехал угол Вознесенской и Панской улиц, дом 108/15, Шаманского, квартира 5. Прием кроме праздников с 5 до 7 вечера».

    • «Доктор Я. С. Гуревич. Сифилис, болезни мочеполовой системы и почек. Просвечивание мочеиспускательного канала, катетеризация мочеточников. Садовая улица 177, между Почтовой и Александровской. Прием ежедневно,кроме воскресений мужчин от 5 до 7 часов, женщин от 8 до 9 утра».

    • «Зубоврачебный кабинет Б. Л. Верховского. Угол Льва Толстого и Самарской рядом с электро-театром Модерн. Лечение, пломбирование, удаление, искусственные зубы без боли. Прием ежедневно от 9 утра до 6 вечера».

    Наверняка нет надобности описывать каждое объявление, поскольку все стоматологи предлагают одинаковое безболезненное лечение зубов.
    Глава 7
    Случилось в городе на Волге, или рубрика происшествий
    Удивительно, но материалы из одноименной рубрики в «Волжском дне» намного интересней и психологически легче читать, чем заметки о повышении цен на продукты питания. И это, конечно, заслуга журналистов, которые умеют преподнести страшные или не очень новости так, чтобы человек улыбнулся. Другое дело, что любая информация о продовольственной политике в том же «Городском вестнике» вполне способна загнать читателя в депрессию. А тут уже, как ни крути, станешь лицемером. Но самарцы всегда были и будут юмористами, без этого никуда. А в доказательство представляем вам подборку материалов из рубрики «Происшествия» за январь 1917.
    Ревность и служебный долг
    «Вчера, около одного часа дня, к остановке у Памятника подошел один из вагонов трамвая 2-го маршрута. Вожатая и кондукторша весело спрыгнули с площадок и обежали к начальнику контрольного пункта в его будочку погреться. Находившаяся в ожидании вагона публика немедленно заняла его, полагая, что через 1,5-2 минуты они поедут.

    Но в это время, как заметили некоторые пассажиры, будочка заколебалась в своем основании и из нее раздались глухие крики. Затем из будочки выскочила окровавленная и плачущая вожатая, за ней две разъяренные женщины, которые голосили на все Алексеевскую площадь. Быстро собралась толпа любопытных, позвали полисмена. Последний увел трех женщин в участок для составления протокола.

    Так как вагон остался совершенно без призора, а между тем, ему давно уже следовало отправиться в путь (да и пассажиры сильно озябли), то один из обывателей повел вагон и благополучно доставил до угла Троицкой и Алексеевской улиц. Далее вести вагон пассажир отказался, так как спешил домой на обед».
    ("Волжский день". №19. 1917)

    Убийство из ревности
    «Не особенно давно в Самару возвратился с фронта на месячный отпуск на побывку к семье рядовой одного из полков Семен Кузнецов, человек уже пожилой. Кузнецов был встречен своей женой Анной не то что неприветливо, но как то безучастно, что не укрылось от мужа, сильно истосковавшегося по ней за после долгого отсутствия.

    В маленькой квартирке Кузнецовой (Шихобаловская ул., д. 227), существовавшей на казенные пайки и работавшей на стороне, проживал комнатник Григорий Евстратов, 30-ти лет, возбудивший в возвратившемся муже неприятные подозрения.

    В скором времени Кузнецов, имевший несколько объяснений с женой, стал придираться к Евстратову. Жена доказывала,что не следует выживать жильца, который дает доход путем платы за комнату и содержание. Подобная защита еще более подливала масла в огонь, и ревнивец начал категорически требовать, чтобы Евстратову было отказано от комнаты.

    И вот днем 22 января Кузнецову, вернувшемуся только что в квартиру, показалось, что разговаривающие между собой жилец и жена сильно смутились и замолчали. Не помня себя от ревности, он схватил лежавший неподалеку нож, с диким криком кинулся на Евстратова.

    Последний, пораженный ужасом, попробовал было защищаться, но так слабо, что озверевший человек, повалив его на пол, всадил несчастному нож чуть-ли не по самую рукоятку.
    Через несколько минут Евстратов, находясь в бессознательном состоянии, скончался».
    ("Волжский день". №19. 1917)
    Кражи
    Хроника краж так и кричит о том, что враг, похоже, не дремлет у нас под носом.

    • «11 января, уже к вечеру, приезжий корреспондент В. С. Глазунов, проезжал мимо щепных рядов и в то же время у зазевавшегося мужика стащили с воза волчий тулуп, стоящий сто рублей».

    • «В этот же день из запертой мясной лавки И.В. Лукъянова (Соловьиная улица, дом Климова) похищено около четырех пудов свинины, стоящей 103 рубля».

    • «Рабочий снарядной фабрики на жигулевском заводе Л. И. Панфилов заявил полиции, что в ночь на 20 января из запертого отделения фабрики, без взлома замков, похищен приводный ремень, стоящий 350 рублей. Панфилов подозревает четырех подростков, работающих на фабрике».

    • «Из запертого сарая у Н. Колесникова( Дворянская ул. д. 36) в эту же ночь похищены кетовая икра и японская камфора на 170 рублей. Потерпевший высказал подозрение на своих двух квартирантов». Интересно было бы квартирантам узнать о происшествии из газеты, особенно, если кражу совершили не они.

    В январе Самару потрясла история о профессиональной, но безобидной на первый взгляд воровке.

    «А. П. Колопилина, проживающая на улице Льва Толстого в доме №75, заявила полиции,что утром 9 января, ее прислуга Колесникова Александра похитила из квартиры верней одежды и белья на 670 руб и скрылась». «20 января чиновник В. Зазворка, проживающий на духовной улице, в доме номер 6, сообщил полиции, что его прислуга Татьяна похитила каракулевый сак его жены, стоящий 700 рублей, и скрылась».

    Продолжение истории не заставило себя долго ждать. «В воскресенье 22 января в сыскное отделение явилась с повинной Пелагея Панова, занимавшаяся долгое время кражами под видом прислуги. Живя на одном месте, она часто и надолго в течении дня отпрашивалась со двора и за время этих отлучек успевала наняться в прислуги подальше от своей главной резиденции, очаровывала новых хозяев своей расторопностью и любезностью. Иногда успевала на новом месте и белье постирать. Дело кончалось тем, что она в тот-же день похищала белье, ценные вещи у своих новых хозяев и бесследно исчезала...в свою постоянную резиденцию. Хозяева даже и не подозревали о повадках своей прислуги. Только уж очень она злоупотребляла их доверием, часто теряла данные для покупок деньги.

    Неизвестно, долго ли она так интенсивно работала, да погубила ее продовольственная книжка. Может быть это единственное доброе дело этого уродливого детеныша политики городского самоуправления. Обобрав во время гастролей господина Зазворка, Панова от своих постоянных хозяев с их продовольственными книжками отправилась за покупками, а между прочим, и в ломбард, заложить похищенный каракулевый сак. Там ее уже ожидали.

    Во время схватки она успела ускользнуть. Но по продовольственным книжкам, оставленным ею в впопыхах в ломбарде, добрались и до нее. Задержали и успокоились. Во время обыска она, однако, успела исчезнуть. Явилась опять в свою штаб квартиру, перепугала насмерть хозяйку и запертая ею на замок, разворотила запоры и опять исчезла.

    Что заставило ее придти с повинной самой, остается покрытой мраком неизвестностью. Едва-ли раскаяние. И, во всяком случае, не отчаяние, что ввиду таких разоблачений, ее карьера кончена. Она еще долго могла бы работать,учитывая жажду средней интеллигенции в умелой, ловкой прислуге, которую теперь так трудно найти».
    ("Волжский день". №19. 1917)

    Глава 8
    Самарская коммерция
    Город, как и вся Россия, существует на контрасте. Большое количество партий означает большое количество мнений и классов, капитализм в стране активно развивается, поэтому противоречивые новости и события для Самары вполне нормальны. Из одних сообщений мы узнаем о голодающем Поволжье и властях, вроде бы не способных исправить ситуацию, в то время как на соседних полосах коммерсанты призывают воспользоваться их услугами. Как вы уже догадались, теперь поговорим мы о самарских предпринимателях.


    Узнаем мы о них единственным доступным в данной ситуации способом: откроем полосы с объявлениями. Традиционно их две: первая и четвертая. Можно сколько угодно гадать, по какому принципу размещается реклама в газете и даже установить некую закономерность. Например, в «Волжском дне» на первой полосе анонсируют театральные и кино представления, предлагаются услуги врачей, предпринимателей, да, в сущности, кого угодно.

    На последней, публикуются частные и большие иллюстрированные объявления. Многое проясняет прайс-лист: «За строку петита впереди текста 50 копеек, позади 25 копеек, среди текста 90 копеек, сторонние сообщения 80 копеек. За многократные объявления — скидка по соглашению. Объявления ищущих труда — со значительной скидкой. Экстренные объявления принимаются после 7 вечера до 3 часов ночи в типографию газеты».

    В «Городском вестнике» ситуация несколько иная: во-первых, прайса на страницах газеты нет, и узнать, сколько стоит поместить туда рекламное объявление, не получится, а во- вторых, сами объявления отличаются от описанных выше. Первую полосу в подавляющем большинстве занимают предложения от частных зубных врачей и каких-то предпринимателей. Но на четвертой Самарская городская управа предпочитает публиковать свои объявления о бесплатных городских врачах, прививках, расписание поездов, а также информацию об открытой подписке на журналы типа «Вокруг света» или «Народного учителя». Частных объявлений там немного 5-6 штук.
    Краткая справка
    С началом Первой Мировой войны в Российской империи началась гиперинфляция. Чтобы покрыть дефицит денег, были выпущены первые за всю историю банкноты, номинал которых выражался в копейках. Далее в обращение вводятся деньги-марки, напоминающие почтовые марки. Они выпускались листами по 100 штук. Зарплата рабочего могла состоять из нескольких таких листов. (http://www.zrd.spb.ru/news/2013-01/news-0287.htm)
    Например, «сарептский магазин Ю.Б. Христензен и и Ко, располагающийся на Дворянской 95, предлагает: дорожные вещи (сундуки,корзины,чемоданы,кровати дорожные матрацы и умывальники), детские игрушки, керосиновые кухни, щетки, стальные изделия, клеенчатые скатерти, трикотажные изделия, белье, надгробные венки, галантерейные и парфюмерные товары различных фирм».

    «Электрическую арматуру: патроны, выключатели, ролики, шнуры, лампочки, керосин-калильное и спиртовое освещение предлагает магазин Оскара Петерсона».

    «Посуда, лампы, самовары, чай, кофе можно купить в магазинах Зарубалова».

    «Электрические лампы и печи также можно приобрести в магазине братьев Клод на Дворянской».

    «Склад и издательство Якова Львовича Мытника предлагает художественные открытки, а также виды Волги, Жигулей и Самары, карандаши химические и черные».

    «В магазин Чулкова получены в большом выборе гитары, мандалины и балалайки лучших русских мастеров, а так же предлагает в большом выборе граммофоны с рупорами и без них, пластинки».

    «Волжско-азиатское представительство представляет американские пишущие машины «ройяль» всех размеров».

    «Туфли для лазаретов предлагает фабричный магазин-товарищество братьев Чувашьяновых».

    «И.Н. Воронин имеет в продаже столярные материалы: липа, клен, ильма, береза и Казанский дуб».

    «Склад сельскохозяйственных машин М.Л. Зданевича в городе Пенза имеет в наличии молотильные гарнитуры».

    «Красильня «Чикаго» принимает к окраске и чистке всевозможные материи и вещи».

    «Техник Богатов из Самары делает разведочное бурение артезианских колодцев».

    Особенно интересна реклама чудодейственных средств. Вообщем, сами смотрите. Дореволюционная реклама как отдельный вид прекрасного.
    Частники тоже не отстают. Вот примеры их предложений. Можно найти и сдать недвижимость на любой вкус, найти работу или сотрудника, и, наконец, купить и продать полезные вещи:

    «Сдается сухой подвал. Предтеченская, угол Дворянской, рядом с магазином Гулякова. О цене и условиях узнать у Т. Г. Иванова, улица Челышева, д.179, тел. 555».

    «Сдаются три комнаты с правом пользоваться кухней. Ярмарочная улица, дом 15».

    «Недорого продается каменный трехэтажный дом. Воскресенская 81».

    «Ищу комнату хорошей меблировки со всеми удобствами в центре города. Обратиться в гостиницу Националь, №418».

    «Ищу место поварихи, имею рекомендацию. Самара, Дворянская улица, дом №139 Новокрещенова».

    «Молодая барышня ищет место продавщицы или приказчицы. Казанская, дом 151, И. В. Кочкина».

    «Ищу место няни к одному ребенку. Адресовать в редакцию «Волжского дня».

    «Опытная машинистка и конторщица ищет место. Справиться с 12-2 часов, Троицкая 6, квартира 2».

    «Опытный конторщик требуется в имение. Саратовская 53».

    «Покупаю на дому носильное платье дамское, мужское и детское. Саратовская д. 122, кв. 1. С. Ф. Денисова».

    «Продаются недорого рояль и большое дерево фикус. Дворянская улица, дом 9, близ Самарки».

    «Чугунный лом и валенки чесанки выгодно продаются на известковой пристани Г. С. Ванюшина, Набережная реки Волги».

    На на фоне всего этого разнообразия ищет и никак не может найти помещение под школу с общежитием Самарское Отделение Попечительства Императрицы Марии Федоровны о глухонемых.
    Кроме того, в январе губерния активно готовится к грядущему открытию магазина английского платья. Точнее, ежедневно активно рекламируеся несуществующий изначально товар, параллельно сообщается газетам о результатах переговоров между думой и поставщиками.

    «Волжский день» от 12 января сообщает, что «вопрос уже окончательно решен, осталось выработать только детали организации дела. Между самарской городской управой и торговым домом Чарльз Бейт и Ко, в лице доверенного его Вильяма Мейлса, 11 января 1917 года заключен договор по организации в Самаре городских магазинов готового платья и обуви.

    Организация дела такова: «Торговый дом Чарльз Бейт и Ко принимает на себя поставку и доставку для городских магазинов в Самаре условленного количества и качества английского готового платья, английских материй для мужских и дамских костюмов и пальто, а так же мужской, дамской и детской обуви, очистку этого товара от пошлин в Москве, всю организационную работу по устройству магазинов, то есть организацию по управлению, надзору, контролю бухгалтерии и всей вообще технической части, причем, все это осуществляется с ведома городской управы. Для управления делом, торговый дом приглашает опытное лицо, которое имеет постоянное пребывание в Самаре. Городская управа же предоставляет помещения под магазины, приглашает необходимый штат служащих, принимает на себя хлопоты по ходатайствованию перед русскими и английскими властями разрешения на вывоз товаров из Англии и ввоз их в Россию. Торговый дом делает то же.

    Первая партия товара для городских магазинов определяется согласно особой спецификации в размере: 15 тысяч мужских костюмов, такое же количество пальто, а также 80 тысяч пар обуви»». В будущем планируется создание товарищества или союза городов по снабжению населения платьем и обувью. А поскольку такие решения принимаются государственными органами, значит, чего-то стране все же не хватает.
    Английский магазин (минутка стихотворения) ↓
    «Обувь из Англии, из Англии платье...

    Улита к нам едет — доверенных шлет!...

    Терпенье, самарцы, терпение, братья,

    Кто терпеливый — оденется тот!

    Что за нужда,когда брюки с «бахромкой»,—

    В них можно стильный плясать вам «ковбой»...

    Будет улита с рекламою громкой,

    И платье,и обувь сулит нам весной!

    Что за нужда, когда пальцы снаружи,

    Лотки и дыры зияют им в тон,

    Ноги промокли от уличной лужи?

    Будут штиблеты — английский фасон!

    Обувь из Англии, из Англии платье,

    Тише! Улита авантажно грядет.

    Только немного терпения, братья!

    Вышла Улита, — когда-то придет!»
    История одной самарской семьи в контексте истории России. Приведены подлинные факты и материалы из личного архива автора проекта. Рассказывает Елена Викторовна Гладкова.
    Поняли ли мы, чем была Самара в январе 1917 года, чем она жила? Вероятно, да. Трехсоттысячником, стоящим между двух рек. Городом, который принял и расселил у себя многотысячную толпу беженцев и раненых. Городом, который где-то брал деньги, чтобы выдавать этой несчастной толпе пайки. Это та Самара, которая в военное время занимается
    поставкой в Россию английского платья и обуви. Тот город, у которого несмотря ни на что есть деньги для учреждения университета и на то, чтобы бесплатно предоставлять образовательные услуги. Та губерния, в которой открываются, а не закрываются школы и больницы. Город, где ходит трамвай, пусть и цена за проезд периодически повышается и, надо сказать, причины для этого за сто лет не изменились: «Во избежании возможного убытка в текущем году от трамвая до 20 тысяч рублей, решено повысить плату до 6 мая. В заседании было высказано, что население далеко не ропщет на повышение платы до четырех копеек и, конечно, не будет роптать на повышение платы до шести копеек. Полученная же прибыль позволит городу проложить другие трамвайные пути». Значит город может себе позволить новые трамвайные пути. И это в военное время. Невидаль, правда?

    Конечно, у «Волжского дня» и на это есть объяснение, разумеется, со своей точки зрения. «Война взвалила на плечи городу массу новой, обязательной и обременительной работы и до крайности обострила старый недостаток средств. Положение создалось такое, что перед руководителем городского самоуправления стала исключительная альтернатива - или отказаться от всякой заботы о вопиющих нуждах населения, забросив всякую культурную работу, и заняться только исполнением обязательных государственных повинностей или создавая новые долги - как ни как продолжать служить и работать для тех, представителями которых они являлись».

    А вот теперь уже можно посмотреть в будущее и вспомнить, что остается меньше месяца до одной революции 1917-го и 9 месяцев до другой. И мы-то знаем, что хуже Самара не станет, но знаем мы еще то, и сколько крови ради этого будет пролито.

    Made on
    Tilda